«Спешите делать добро»

 7 декабря 2012 года в Доме русского зарубежья имени Солженицына российский омбудсмен Владимир Лукин вручил медаль «Спешите делать добро» тем, кто внес большой вклад в защиту прав человека в России. Этой награды были удостоены шесть человек. И мы поздравляем с получением этой медали Председателя Попечительского совета нашего Фонда Андрея Ивановича Воробьева, выдающегося врача и потрясающего человека, посвятившего свою жизнь решениям сложнейших проблем нашего здравоохранения!

Речь Андрея Ивановича на вручении премии:

 

Дорогие товарищи!

 

Я благодарю за премию тех, кто ее организовал и счел возможным дать мне, за слова Федора Петровича Гааза: «Спешите делать добро!»

Россия является первой страной в мире, отменившей смертную казнь в 1753 году

Указом императрицы Елизаветы Петровны. Отмена смертной казни не касалась военных преступлений. Эта оговорка носит принципиальный характер, поскольку в смертельно опасную атаку солдат вынуждают идти лишь под страхом неминуемой казни.

Русские цари, вплоть до Александра Ш следовали Указу Елизаветы Петровны.

Бесчеловечная суть этого факта – лишения человека жизни по решению суда, противопоставляет законы страны одному из самых главных положений Библии, определившей юридические основы государств Новой эры, Христианской эры. И важнейшим постулатом было «не убивай».

В нашей стране, отмеченной в совсем недалеком прошлом, когда она находилась под властью Джугашвили-Сталина, сотнями тысяч безвинно расстрелянных по суду, вопрос о смертной казни является особенно болезненным.

 

2. Наказание смертью исключает самую возможность эффективного пересмотра следственного дела, и власть получает возможность скрывать настоящего преступника за спиной невинно осужденного и уничтоженного. После убийства Освальда нельзя узнать имени убийцы президента Кеннеди. После того, как был убит человек, названный Бен Ладеном, а его труп без судебного опознания утоплен в море, тайна террориста Бен Ладена останется нераскрытой. Одним из надежных способов сокрытия личности истинного преступника является акт смертной казни подставного лица.

 

3. Важнейшим способом получения показаний от подследственного служит совершенно противозаконная, но широко в нашей стране применяемая система пыток. Хотя в соответствии с положениями Уголовного кодекса обвиняемый не обязан давать показания против себя, его «физическими мерами воздействия» - пытками - сплошь и рядом вынуждают к таким показаниями, равно как и - безответственными обещаниями следователей, подменяющими объективное расследование опорой на «сотрудничество со следствием».

Надо твердо сказать, пока в России есть пытки, результатам следствия верить нельзя, а правосудие в стране отсутствует.

Подчиненность медицинской службы мест следствия и мест заключения Министерству юстиции, позволяет прокурорам и следователям отстранить независимых от тюремной администрации врачей от наблюдения за здоровьем заключенного и

подследственного. В существующих у нас условиях допрашиваемый лишен возможности обратиться за медицинской помощью к врачу без чьего-либо разрешения. Нашумевшее на весь мир «дело Магницкого» могло произойти только потому, что медицина тюрьмы подчинена тюрьме, а не системе Минздрава.

В октябре 1992 года я, будучи в то время министром здравоохранения РФ в Правительстве Б.Н.Ельцина, после посещения Бутырской тюрьмы, провел через решение Правительства передачу медицинского обеспечения узников всех мест заключения, содержания под стражей из системы Министерства внутренних дел в ведение Министерства здравоохранения РФ. При этом детальнейшим образом обсуждался вопрос и о сохранении медицинскому персоналу в его новой подчиненности прежней зарплаты в связи с особенностями контингента пациентов. Документ был утвержден на одном из заседаний Правительства осенью 1992 года и визирован всеми министрами. Последняя виза министра юстиции Николая Васильевича Федорова была получена мною в конце декабря 1992 года. Вскоре я был освобожден от должности министра здравоохранения. Через несколько месяцев соответствующее постановление было опубликовано, однако в нем медицинское обеспечение мест заключения и следствия было, хотя и изъято из ведения МВД, но передано Министерству юстиции, а не Минздраву. Сегодня крайне важно произошедшее исправить, восстановив Решение Правительства от 1992 года и передать медицинское обеспечение граждан, находящихся в следственных изоляторах, колониях, тюрьмах в ведение Министерства здравоохранения Российской Федерации из их теперешней принадлежности к Министерству Юстиции РФ. Надо сразу определить, что медицинская документация, которую необходимо заводить на каждого заключенного (особо опасный, устойчивый к большинству антибиотиков и очень заразный именно Российский тюремный туберкулез выявляют рентгенографией в первую очередь!) должна храниться у врача, а не у тюремщиков.

При таком положении исчезнет одно из важнейших условий, позволяющих скрывать пыточные дела в наших тюрьмах. Только тогда будет обеспечено выполнение статьи 41 Конституции Российской Федерации, которая после гарантии права граждан « …на охрану здоровья и медицинскую помощь…» гласит в пункте 3. «Сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечет за собой ответственность в соответствии с федеральным законом».

Окончательная формулировка положений о тюремной медицинской службе ни в коем случае не должна игнорировать тот факт, что в тюрьме находятся и весьма опасные для общества граждане, часто склонные к нападению на персонал, к бунту.

 

4. В последнее время c нарастающей интенсивностью на Первом канале российского телевидения передается информация о происходящих в стране событиях, угрожающих жизни и здоровью людей: бандитские налеты, взрывы, пожары, террористические акты, нарушения дорожного движения с демонстрацией жертв. Кино телеэкрана сосредоточено на стрельбе, мордобое, безобразиях «болельщиков». Весь этот информационный мусор, конечно, ведет не только к снижению интеллектуального и культурного уровня населения, но и к росту преступности. Одновременно показывается реакция власти на эти события, которая в основном сводится к предложениям об ужесточении наказания за свершенные правонарушения. Но преступность в нашей стране, судя по количеству заключенных, одна из самых высоких в мире. Нас «обгоняют» США, где в заключении находится 738 человек на 100 000 населения (преимущественно – «цветные», что, несомненно является данью еще не изжитому там расизму), в РФ «сидит» 611 на 100 000 (в 4-8 раз больше, чем в передовых странах Европы, в 10 раз больше, чем в Японии, в 30 раз больше, чем в Индии).

Смертная казнь в РФ не отменена. На ее применение Б.Н.Ельцин лишь наложил мораторий, который может быть отменен в любое время без каких-либо актов в

законодательстве. Смертная казнь в европейских странах, большинстве развитых стран мира отменена. Она сохраняется в Китае и в нескольких штатах США.

Десталинизация в нашей стране явно приостановлена. Самого страшного убийцу всех времен и народов широко демонстрируют в новых кинофильмах при явно позитивной оценке персонажа. Количество жертв этой исторической личности исчисляется многими миллионами человек. История мировой цивилизации ничего подобного не знает. Раз это так, то до отмены моратория на смертную казнь – один шаг.

Как хорошо известно, жестокость наказания является плохим, малоэффективным средством в борьбе с преступностью, хотя никто не отрицает целесообразности положения о неотвратимости наказания за преступление. Все сказанное происходит при поразительной мягкости наказаний высокопоставленных чиновников, пойманных на присвоении или растрате миллиардов рублей государственных средств. На таком фоне преступность в нашей стране будет расти.

Необходимо отменить смертную казнь в Российской Федерации в законодательном порядке. Текстуально было бы хорошо использовать формулировку проекта конституции Андрея Дмитриевича Сахарова («Тревога и надежда», 1991 г., Изд-во « Интер-Версо», стр. 267): « Никто не может быть подвергнут пыткам и жестокому обращению. На территории Союза (Российской Федерации) в мирное время полностью запрещена смертная казнь.».

В преамбуле закона о запрете смертной казни надо указать на ее неэффективность, равно как и других форм ужесточения наказания, в борьбе с ростом преступности, которая связана с многосторонними просчетами управленческого аппарата, а никак не с вдруг возникшими отклонениями в моральных принципах нашего народа.

Другое дело конфискация награбленного, именно – награбленного, а не вообще имущества – денег и пр. - (при наличии судом подтвержденных соответствующих доказательств). Конфискация не может быть отнесена к категории «ужесточения наказания», а является лишь актом восстановления справедливости, возвращения пострадавшему, в том числе и государству, украденного.

 

5. Нам выпало счастье жить одновременно с Андреем Дмитриевичем Сахаровым – не только крупнейшим физиком, конструктором, но и философом, политическим мыслителем. Его рассуждения о конвергенции буржуазного и социалистического экономического уклада должны являться предметом серьезных разработок. Но твердо надо сказать, что вопрос о тираническом политическом укладе после свержения самодержавных монархий, после ухода с политической арены сталинизма, гитлеризма не может быть предметом обсуждения: хватит крови! Тираническим политическим формациям места на земле быть не должно.

Поэтому на пушечный выстрел нельзя подпускать к законотворчеству людей, которым чужда современная культура, утверждающая равенство всех перед законом, духовное равенство женщин и мужчин, людей разных возрастов, разных национальностей, цветов кожи, разных мест проживания.

 

 

Академик А.И. Воробьев.